<< Главная страница

Евгений Кукаркин. Депутат





* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ КАНДИДАТ *
- Ну так что мужики? Начнем компанию по моим выборам? - сказал я, выливая остатки из бутылки в стакан.
- Попробуем... Конечно! - нестройно загалдели мужики, прикладываясь к разбитым и грязным пивным кружкам или пол литровым баночкам с отгрызенными краями, наполненными мутно-коричневой жидкостью.
Меня уже как месяц выперли с работы. Формулировка, "по сокращению штатов", повисла надо мной, как дамоклов меч. Ни одна приличная организация не берет меня с такой формулировкой. Везде требуются строители, работяги технических специальностей, просто работяги, а инженеры по оптике почему-то не нужны. Пошатавшись по пивным и кабачкам, я пришел к выводу, что пора идти в политику, тем более что все злачные заведения политизированы настолько, что одна пивная за демократов - куда не пускают коммунистов, другая за коммунистов - куда не пускают демократов, третьи - нейтральны, где бьют физиономии и демократам, и коммунистам. Так я приперся к нейтралам и предложил друзьям-алкоголикам выбрать меня депутатом от их округа в Верховный Совет России.
Ко мне пробрался Доходяга, худой мужичонка, с мешками под глазами от непробудного пьянства и слегка заплетающимся голосом промычал:
- Вася, а как насчет того, чтобы промыть эту идею?
- Это мы сейчас сделаем, но сначала все обговорим. Нужен хотя-бы какой-нибудь организационный комитет. Нужно собрать средства и собрать 1000 голосов, для регистрации в кандидаты.
- Вася, возьми меня в комитет.
Ко мне подошел прилично одетый парень в шляпе.
- Меня звать Николай. Времени у меня свободного хоть отбавляй, я конструктор в КБ. Вместо перекуров могу и с тобой поработать. А вообще тошно от такой жизни, возьми меня. Может чего-нибудь помогу.
- Хорошо, Николай. Еще кто в комитет?
- Вася, я тебе тетку Нюрку сосватаю. Бой-баба. Она тренером по аэробике работала. Энергию девать некуда, - забубнил под ухо Доходяга, - Когда пить-то будем?
- Погоди. Ну так что, мужики? Есть еще идеи?
- А я в своем прокатном всех парней на ноги подниму и на голову поставлю, если надо, - выступил черномазый парень.- Только ты, антилигент, не очень-то против рабочего классу.
- Все будет в порядке. Программу объявлю завтра. А вы ребята,- обратился я к Николаю и Доходяге, - завтра здесь и с тетей Нюрой. Эй, Макс, вот денежка, каждому по две кружки пива.
- Вот это дело!- обрадовался Доходяга.

У меня семья. Жена Маша и дочка Наташа.
- Куда? В депутаты? Да у нас за квартиру за два месяца не уплочено, а он видите, в депутаты. Лучше б пошел в порт, там все умные люди грузчиками работают. Вон Лизка говорила, что ее муж кандидат, да Валькин - заслуженный изобретатель, тоже выгнанные, а вкалывают на погрузке вагонов в порту.
- Дура. Депутат - это когда зарабатываешь больше, чем министр и не хрена не делаешь.
- Так что ж по-твоему, Верховный Совет ни чего не делает? Только дурака валяют?
- Естественно. Делают вид только, что для народа работают.
- И ты в дураки хочешь.
- Если такую зарплату дают, то сработаю и дураком.
Жена махнула на меня рукой. Только дочка очень обрадовалась. Она тут же сочинила стихи.
- Весь народ ужасно рад - папа дивный депутат.
- Умница ты у меня, дочка. Это не мамочка со своей зарплатой.

На следующий день я познакомился с тетей Нюрой. Это была женщина огромного размера и, действительно, неуемной энергии. Смерив меня взглядом она сказала:
- Так ты что ли, кандидат? Ага, не толстый, хорошо. Не люблю с откормленными рожами. Очки есть у кого? На, надень.
Я надел.
- Не, не пойдет, так у тебя лицо больно умное, снимай. Главное, что не толстый.
Она достойно оценила меня по внешнему виду и я почувствовал, что понравился.
- Какая твоя программа?
- Мужики, дамы и господа,- большинство присутствующих заулыбалось,- Моя программа для всех социальных слоев общества.
- Во дает!- влез Доходяга.
- Не перебивай. Что я хочу? Это прежде всего, что бы все жили хорошо. Для этого нужно: повысить пенсии пенсионерам, инвалидам, участникам войны, блокады и одиноким матерям. Всех наших ментов перевоспитать в уважительном духе к простому человеку.
- Правильно, - опять вякнул Доходяга, - А то они бьют и бьют.
- Заткнись, не мешай,- гавкнул на него Николай, - человек волнуется...
- Для этого провести реформу милиции, всю моторизировать или посадить на лошадей, открыть академии и школы и воспитывать, как за рубежом. Понизить цены на необходимые продукты питания и прежде всего на водку.
Гул восторга прошелся по залу.
- Таким образом, три главных пункта. Это социальное обеспечение, это реформы милиции, это экономические реформы. Ну как?
- Пойдет. Нормально. Голосуем, - послышались голоса.
- Включи в программу женский вопрос,- подала голос тетя Нюра, - Чтоб был закон об охране материнства, воспитании детей и ответственности мужиков за это дело.
- Дельное предложение товарищи. Может у кого еще будут предложения? Только прошу, по существу.
- Сантехник, сволочь, третью неделю не идет. Вся квартира в говне, с верхних этажей течет. Порядок навести надо, - заикаясь, произнес парень в темном углу.
- Мы о деле, а ты с говном. - пытался присечь его Николай.
- Постой. - сказал я - Все нужды людей должны учитываться, даже с говном и мы должны делать выводы. Во-первых, возьми на заметку, позвоним в ЖЭК, потом в партком, не среагируют, подключим прессу, организацию объединенных наций, европейский парламент, в крайнем случае, развесим везде плакаты с указанием лиц виновных и устроим трамтарарамм в районе.
- Это правильно. - заметил чернявый - Давить эту контру надо.
- Таким образом, необходимы реформы в области социального обслуживания, то есть, перехода их на хозрасчет, без всяких дотаций. Тогда они сами, чтоб заработать денежку прибегут вылизывать говно.
- Во дает? - опять заверещал Доходяга.
- Ты, Николай, все записывай. У тебя в КБ размножить программу можно?
- Можно. Два отдела ни хрена не делают, так что один загружу.
- Тогда, подредактируй ее и давайте поднесем ее к метро, необходимо собрать подписи.
- Я могу это сделать. - сказала тетя Нюра - Я еще своих женщин соберу. Мы у каждого метро встанем.
- Добро. К сведению заинтересованных лиц. Мое бывшее предприятие, в лице "черной кассы", подкинет денежку на предвыборную борьбу.
- Ура! - заорал Доходяга, - Вася, с тебя по кружечке.

К моему удивлению, я относительно легко набрал 1000 голосов и решил подготовиться к настоящим выборам, а вдруг, дуриком и проскочу. У меня уже организовался свой комитет из Николая, женщин активисток, двух мужиков из кабака и добровольцев, недовольных жизнью. Исполком района вынужден был зарегистрировать меня и выделить деньги на предвыборную агитацию. У нас не было помещения для собрания комитета и тетка Нюра предложила использовать одинокий домик туалета, заколоченный, как и все туалеты в городе, досками. Нюра сбегала к знакомой уборщице в Исполком и принесла бумагу от комитета народного образования, с разрешением использовать помещение N..., по улице... для нужд воспитательной работы. Мы привели помещение в порядок. Застелили писуары досками и получили приличную скамью. Стены кабинок, кроме одной, заделали агитационными щитами и приступили к работе.
Для привлечения внимания населения туалет снаружи окрасили всеми цветами радуги и расписали цитатами из моей предвыборной программы.
Сначала мы заготовили красивые плакаты, которые выставили у метро. Доработали доходчиво программу, которую наши активистки написали на огромном листе бумаги и повесили на стену. А я начал турне по району, с предвыборной агитацией.

На первом же крупном предприятии, я пообещал все, что они просили. Перед этим выучил программу, красиво натасканных из литературы, всяких лозунгов и, в конце, подчеркнул, что пострадал за справедливость, выраженную в критике недостатков работы моего предприятия, отчего меня и выгнали.
- Ребята, - сказал я рабочим в заключение - Что мы имеем? Ничего! Даже водку и ту, по спец карточкам выдают. И только пикни, что хотим все покупать и пить свободно, так тут же наши начальники кричат, что я не вписываюсь в систему и, как результат, вышибают с рабочих мест. Выберите меня и я добьюсь, что все будет, даже продукты и цены на них снизим.
Это понравилось работягам. А секретарь райкома, мой оппонент, явно переиграл и я получил первую поддержку масс.

Меня вызвали в исполком в комнату 26.
- Василь Андреевич, - вежливо начал мужчина, одетый как с иголочки, - я пригласил вас сюда, что бы поговорить с вами, о вашей предвыборной программе.
- Простите, вы откуда?
- Я из органов.
- Мутант?
- Нет, из правохранительных органов.
- А что, у нас есть еще и такие?
- Что такие?
- Да органы же.
- Да есть.
Лицо мужчины стало наливаться кровью.
- А... Так я вас внимательно слушаю.
- В своих речах и программе вы в извращенном свете представляете наши органы милиции.
- Простите. Моего друга, Стаса ваши органы схватили за лишнюю кружку пива. Представьте, пьет Стасик пиво с друзьями, ну и как положено, обозвал дружка козлом вонючим. Тут проходили мимо менты и, услыхав последний возглас, приняли его как оскорбление на свой счет. Они - к Стасику. И как он не объяснял, что козлы не они, а друг, его забрали, избили и отняли все деньги. Да еще сказали, что он хорошо отделался и ему вредно пить лишнюю кружку пива. А вот еще. Друг Кешка не мог сходить на улице в туалет, они же все в городе забиты. Он забежал за дом и стал писать на угол. А тут милиция. Они его хвать и в участок. Так как он был не пьян, его не излупили, а взяли штраф в 25 рубликов и отпустили. Он вышел с участка и трезво рассудил. Деньги-то взяли, а пописать, он не пописал. Он опять пристроился к углу. Тут опять милиция. Опять в участок. Тут его уже отлупили основательно. А вот еще...
- Стоп, - завопил уполномоченный, - Хватит. Вы подрываете основы власти.
- Помилуй бог. Прервал его я. Ни в коем случае. Просто на последнем выступлении секретарь обкома партии сказал, что мы живем в самой лучшей стране. Я, просто, добавил - "дураков" и объяснил, что только в дурацкой стране, тебя может милиция избить не за что, выгнать с работы не за что и вместо выпуска товаров, выпустить карточки на еду.
Уполномоченный с ненавистью посмотрел на меня.
- Пошел вон. Мы до тебя еще доберемся, после выборов.

Я пришел в один из институтов на проведение предвыборной агитации. После зачтения программы приступили к дебатам.
- Как вы относитесь к интеллигенции? - задала вопрос мадам - сухарь.
- Положительно.
- Не пора ли ей вырваться из рамок консерватизма.
- Естественно. Сломаем ворота загона и выпустим галопом на свободу.
- А вы относитесь к коммунистам? - обратился пожилой мужик.
- Хорошо. Они даже иногда бывают людьми.
- В вашей программе нет ни слова об экологии. Этим разве вы не хотите заниматься?
- А как же, очень хочу. И экологией, и ихтиологией, и психологией, много чем другим хочу. Но видит бог, даже с женой Машкой, переспать некогда.
В зале возникло оживление.
- Простите. - выступил тощий хлюпик. - Какую музыку вы любите?
- Какую закажут.
- Я не об этом. Хит, репс, поп...?
- Конечно, конечно и гоп, и хлоп, и топ...
- А как вы относитесь к сексуальным меньшинствам? - пропищала намазанная девица.
- Так же как и к сексуальному большинству.
Я чувствовал, что очень понравился интеллигенции.

На меня обратили внимание не только правохранительные органы, но и местные мафиози. Меня грубо втиснул в машину шкаф с маленькой головкой, стриженной под бобрик, и отвез на конспиративную квартиру, в 11 подъезд Смольного. В кабинете сидели маленький толстенький с залысинами мужик в очках и огромного размера молодой парень со светлыми, зачесанными назад волосами.
- Так это вы, Криволапченко? - спросил молодой. Это была первая и последняя фраза, которую он произнес во время нашего разговора. Он достал из кармана пятак и начал мять его пальцами.
- Вроде я. Но это только фамилия.
- Меня зовите Семен Семенович, - быстро и важно заговорил маленький, - Я доктор химических наук, председатель общества слепых, ведущий программы антиспид и, так сказать, не последнее лицо в этом районе. Меня ха...ха даже крестным папулей зовут, ха...ха. Вот черти. А это, - он с любовью ткнул рукой в молодого громадину, смахнув со стола несколько бумаг, - мой бухгалтер, по совместительству охранник. Он мой крестный племянник.
Молодой слегка улыбнулся и кивнул головой. Согнутый пятак со звоном полетел в угол комнаты.
- Я уже давно и внимательно приглядывался к вам и понял, что лучшего кандидата в депутаты от нашего города нет.
- Я тоже так думаю и знаете почему? КГБ пригрозило, если не буду депутатом, они меня уничтожат.
- Ерунда, мы с Колькой в одной упряжке. Я ему только позвоню и он тут же изменит к тебе отношение. В последний раз мы с ним в сауне баб гоняли. Ха...Ха...Ха...- вдруг заржал Семен Семенович - Он еще тогда...Ха...Ха... Триппер подхватил. Вот дома у него потеха была.
- А вы?
- Я его обманул... У меня импотенция.
- А может вы и с райкомовскими столкуетесь, чтоб на меня не давили?
- Нет. Я с ними порвал отношение. Они, засранцы, мне бизнес сорвали. Пригнали из Бобруйска шесть рефрижераторов с конской вонючей колбасой. Я говорю Володе, первому секретарю, отдай их мне, все равно жрать невозможно, я в Грузию двину по большой цене. А он мне: "Мне народ кормить нечем, смотри все прилавки пусты. Мы эту колбасу, марганцовкой промоем, а сверху раствором тушенки из неприкосновенных запасов протрем, чтобы запах отбить." Весь город неделю жрал колбасу и конечно хвалил партию. Мать их.
В этот момент бухгалтер сплюнул на пол. И достал еще один пятак.
- Ну, ты, не свинячь, это тебе не Эрмитаж, это Смольный. Так на чем мы остановились? - он почесал затылок, - Да, мы решили ставить на вас. Деньги на предвыборную компанию дадим. Зарплату дадим. Консервы дадим. Водку само собой. Сауну с девочками и массажистом дадим.
- А воблу и дополнительные талоны на собачьи сосиски?
Тут он задумался.
- Да, придется потратиться... Но достанем.
- За что такая благодать?
- Ты - мне, я - тебе. Будешь депутатом, нам поможешь. Завтра к тебе придет наш массажист. Он в политике, во... разбирается. Все эти охламоны из Смольного, исполкома и КГБ у него моются. Так что он много наслушался и много знает. В экономике поможет валютная проститутка Валька, она финансово-экономический закончила. Пока снимем временно с работы и направим к тебе в помощь. Во в деньгах разбирается. Все курсы наизусть знает.
- Простите, какие курсы?
- Валютные. Ну так как, по рукам?
- По рукам.
Громила отвез меня домой, таким же способом, что и привез..

На следующий день ко мне пришел массажист Жора, тощий прыщавый малый и валютная проститутка Валька, конструкции Монро, но русского размера. Они принесли записку от Семен Семеныча, что вчера в то время пока мы с ним говорили, на обкоме разбирался вопрос об уборных. Было решено, все туалеты в городе отремонтировать, заменить сантехнику и открыть, к предстоящим выборам. Меня же хотели выкинуть из туалета и лишить предвыборного центра. Через 10 минут, прибыл нарочный из исполкома с распоряжением об освобождении помещения в 24 часа для ремонта. Мне было не до советников и я отпустил их. Примчался комитет и началась организационная подготовка к борьбе. Николай рисовал плакаты. "Руки прочь от нашего туалета - последнего оплота трудящихся", "Партия и наш туалет не совместимы", "Трудящиеся России, оберегайте наш туалет от посягательств милиции и исполкома". Тетя Нюра с активистками пошла собирать народ в пикеты. Запивохи пошли по кабакам собирать алкоголиков, которым за победу я пообещал по кружке пива.
Народу пришло человек 150. Рабочие притащили красное знамя. Были еще два плаката от молодежи, с призывом бороться за независимость, последнего участка свободной земли и за разумный демографический взрыв. Подъехала милиция и встала цепью. Ко мне подошел капитан.
- Товарищ Криволапченко, освободите помещение.
- Неужели силу примените?
- По инструкции придется.
- Мне вас жаль, товарищ капитан. Вы нарушаете законодательство. Во-первых, исполком не предоставил мне других помещений, для подготовки предвыборной борьбы, а выдал вот эту бумагу с разрешением. Во-вторых, по закону вы не имеете право применять ко мне, как к кандидату в депутаты, физического воздействия, мешать проведению агитации или посягать на мою жизнь. Я пригласил иностранцев и прессу.
С этими словами я показал на журналистов, снимающих наши плакаты, туалет и обстановку вокруг него.
Тут к нам подлетела маленькая женщина с микрофоном в руке.
- Простите вы капитан?
Она стала подпрыгивать, чтоб увидеть его звездочки на погонах.
- А вы, что здесь делаете?
- Я репортер из телевидения, по совместительству независимый техник из радиокомпании. Вот, - она протянула ему удостоверение.
- У вас есть разрешение на съемку?
- Конечно. Вася, - она позвала одного из своих помощников.
Подошел огромный мужик, в разодранных джинсах и порванной до пупа рубахе с камерой в руках.
- Вася, требуют документы.
- Это мы сейчас.
Вася развернул сумку, которая висела за его спиной.
- Вот справка о местожительстве, из колонии, документ, что я негласный сотрудник милиции. Ага, вот, что надо. Разрешение от референта второго секретаря райкома партии, а вот и от обкома партии, кем-то подписаное.
- Скажите, товарищ капитан, вы будите нападать на защитников туалета? Если будите, нельзя ли повторить нападение несколько раз, необходимо снять дубли, - запрыгала опять маленькая женщина. - И потом, иностранцы волнуются, вы слезоточивый газ, стрелять или армию применять будите?
- Ни чего не будем применять.
- Тогда прошу вас, бейте граждан почетче, с размаха, а то все будет смазано на экране. Вася, снимаем.
Женщина затараторила в микрофон.
- Здравствуйте уважаемые граждане. Сейчас на защитников одного из туалетов нашего города будет совершено нападение милиции. В очередной раз милиция, проявляя заботу о защите свободы и демократии будет громить, вооруженные плакатами и лозунгами толпы, которые не дают свободно писать и какать гражданам города. Ну, начинайте же, капитан.
У капитана отвисла челюсть, он развернулся и побежал к машине. Через минут 20 он примчался ко мне.
- Исполком согласился с вами, живите в туалете, но нельзя ли убрать эти плакаты. Иностранцы смотрят.
- Ну и что тут такого, пусть смотрят. Теперь они увидели, что наш народ не отдаст свой любимый туалет ненавистной номенклатуре.
Капитан посмотрел на меня как на сумасшедшего и пошел пошатываясь, собирать милицию, чтоб убраться восвояси.

Жора и Валька вбивали мне в голову прописные истины.
- Значит так, - говорил Жора - Кораблева, мы столкнем. Он первейший прохвост, хотя зам пред исполкома. Он купил в Белорусии эшелон гомельской картошки, зараженной от Чернобыля, и продал в городе, как прибалтийскую. Круглов - сволочь. Директор завода, купил за счет завода, крематорий и теперь срывает чаевые с похорон. Сысоев - трус, как и все члены бюро райкома партии. Мы ему промоем мозги в парадной, все будет хорошо.
- Остался сам секретарь.
- С ним, в основном, и будем бороться.

Начались телевизионные дебаты. Мы кинули монетку и первым пришлось выступать секретарю обкома.
- Товарищи. - начал он - наша партия это монолит, стена, голова народа. Сколько нас не били по голове, но наш монолит не треснул, все выдержали: и воину, и целину и перестройку. Мы и дальше выдержим все и нам не страшны всякие США, Израиль и африканское королевство Слоновая кость. Правда мы очень самокритичны, у нас были недостатки. Мы раньше резали, вешали и убивали свой народ, гоняли его по Гулагам, но то была необходимость. Петр первый, ради могущества государства, по заниженным данным, уничтожил 5 миллионов людей, мы ради могущества уничтожили в 10 раз больше. Но это, подчеркиваю, было раньше. Теперь мы никого не убиваем, разрушили Гулаги и даже, пол года тому назад разрешили инакомыслие и свободные выборы. А почему, да потому, что наша партия ведет только к победе коммунизма. Все трудности, которые мы переживаем сейчас нам не впервой. И раньше было трудно. Но наша партия живет вместе с вами товарищи и знает и живет вашими трудностями. Поэтому чтобы идти вперед, необходимо опереться на могущественное плечо партии, не ее монолит и помочь нам с выборами. Все голосуйте за нас. Я кончил.
- Вы сэкономили 14 минут и 24 с половиной секунды, они вам потом зачтутся. - проговорил ведущий. - Теперь вы товарищ Криволапченко.
- Мой брательник Жора, - начал я - работая в сельхозинституте, написал диссертацию "Роль навоза в развитии народного хозяйства в СССР". Он объездил много стран и выяснил потрясающую картину. Оказывается наш навоз, требует дополнительных трудозатрат и переработки. Представьте. Бельгийский навоз, из под коровы и сразу на поля, французский - тоже и навозы других стран - без затруднений, а наш - два года выдержки, да еще размешивать с человеческим дерьмом надо, чтобы лучше росло. Это я к чему, к защите диссертации Жорика. Его диссертацию забраковали, а почему?
Выступил ученый секретарь института, а он оказывается нашей партией сюда назначен, был раньше парторгом банно-прачечного предприятия и сказал: "Вы говорите, что навоз жидкий, от того, что жрать зимой коровам нечего, так это ложь. Последние наши разработки с опилками, позволили коровам даже иногда доится".
Потом выступил зам по науке, он тоже недавно, был переведен партией с партийной работы железнодорожного техникума. Он тоже заявил, что поклеп на корову. Раньше, - сказал он - коровы даже в зиму у железной дороги паслись. Народ наш добрый, из окон вагонов отходы выбрасывал и ничего, коровы давали навоз ядреный.
Потом выступил, зам по быту, а он бывший комсомольский секретарь, прислала партия на укрепление в институт. Тот прямо заявил, почему нет в диссертации руководящей роли партии в производстве навоза.
Выступление закончил директор института. Он только год, после смерти академика, принял эту должность, после того, как завалил работу в обкоме в отделе пропаганды. Директор сказал, что мысль о том, что корова должна жрать круглый год интересная. Необходимо провести эксперименты, исследования и поэтому, над диссертацией надо поработать, а сейчас отложить.
Я все к чему говорю, да еще в предвыборной компании, да потому, что если бы партия не вмешивалась даже эту, науку, у нас давно бы был приличный навоз.

Следующие кандидаты, тоже почему-то перешли к коровам. Директор крематория заявил, что ему все равно какая корова дохлая или нет. Сейчас они все такой формы, что идут либо на животноводческие фермы, либо как кости, вместо мяса высшего сорта. Поэтому необходимо голосовать за него, так как он не демократ и не коммунист и собирает прах тех и других в одной урне.
Выступил зам пред исполкома, говорил, что поклеп на нашу партию в приведенном примере, так как город, не смотря на отсутствие жратвы, дает столько отбросов, что хватает и на свиней. А на полях ни чего не растет не от навоза, а от куриного помета, так как председатели колхозов, не выполняют решение 20, 21, 22, 23 партии о развитии сельского хозяйства и постановления семнадцати пленумов ЦК КПСС.
Было много звонков телезрителей и все о навозе. Оказывается во многих колхозах добавляют в навоз нитраты и фосфаты, что неблагоприятно влияет на экологическую обстановку в стране. И есть один совхоз, который навоз разбрасывает сеялкой, чтобы равномерно распределить по площадям. Были предложения зрителей, распылять навоз с самолета и оказывается во всем виновата партия и если бы не она, то творческий порыв масс заработал во всю.

Ко мне домой позвонил Сысоев и предложил встретиться в ресторанчике "У лукоморья". Он тоже мой конкурент. Я согласился, поехать на эту встречу.

Стол был завален бутылками с водкой и закуской. С Сысоевым находились два мужика уголовной наружности.
- Знакомьтесь. - представлял Сысоев - от русской национальной партии, Герман Герц, от партии "Русский мозг" Мусаил Шуруфутдинов. Давайте друзья, будем вести себя непринужденно и поговорим о всех наболевших вопросах в дружеской попойке за столом.
- Давайте. - сказал я и разлил водку по стаканам. - Только одно не пойму, как вы Сысоев, член обкома партии, и в такой компании с националистами?
- Долгая история. Одно скажу, мы их вскормили, вспоили, взрастили и теперь это наша последняя опора и надежда в битве за коммунизм.
Мы выпили по стакану и Сысоев поспешно разлил еще.
- Слушай, Вася, - по панибратски обратился он ко мне, - уступи мне дорогу в депутаты.
- Что же я получу взамен?
- Квартиру, путевку за границу, дачу, работу в стат управлении, машину, три мешка картошки, талоны на водку за десятерых и поддержку этих ребят на выборах в городской совет. Пойми, в городском совете, тоже нужны оппоненты нашей партии. "Чем больше идиотов у власти, тем продуктивнее власть" - говорил представитель ЦК приехавший вчера сюда в город. Ну, так как, согласен?
- Я еще весь во внимании. Лучше выпьем.
Ребята поклонились мне и все хлопнули по второму стакану. Сысоев разливал третий. Мы выпили и третий стакан. Ребят развезло.
- Вася, - уже пьяным голосом проговорил Герц - ты сейчас выступаешь, как беспартийный. Уважаю. Но лучше иди к нам. Ты не в очках, значит наш русский. Наша программа во... Как что, так в морду. Поможем на выборах.
- Нет, лучше к нам. - приник к моему плечу Шуруфутдинов и зашептал на ухо - У нас оружие, танки, есть два самолета, а вчера ребята обменяли за вагон презервативов, ракету с ядерным зарядом. За нами сила.
- Спасибо мужики, но не могу.
- А давайте, - предложил Герц - разыграем на монету, кого из вас выбирать.
- Ты меня уважаешь? - спросил Сысоев - Если уважаешь, давай на монету. При свидетелях.
- Валяйте.
Герц достал из кармана юбилейный рубль.
- Если орел, значит Сысой, если решка, то Вася.
Герц подбросил рубль к верху и он шлепнулся в тарелочку с черной икрой, где и утонул.
- Нет, нет, нет... Перекидывать не будем. Я сейчас.
Герц взял ложку и стал выкидывать икру на стол.
- Решка, Вася ты победил. Все Сысой, катись к черту.
Сысоев стал плакать, рукой размазывая слезы по щеке.
- Что теперь скажет первый, второй и третий секретарь, а жена. Я же ей норковую шубу в случае победы обещал.
Через 10 минут он был уже в стельку пьян. Вскоре, он ткнулся лицом в стол и отключился.
Я закусил и так как патриотам было не до меня, ушел из ресторана.
Утром позвонил массажист и сказал, что Сысоев, под давлением различных обществ и организаций, прекращает предвыборную борьбу.

Ко мне пришел Жерка-массажист.
- Вася, до выборов две недели и нужно себя показать перед всеми избирателями, чтоб своего депутата они знали в лицо. Я поговорил с шефом и мы решили выделить денег на проведение этой акции. Во-первых, отдадим тебя косметологам, пусть тебе делают лицо. Во-вторых, нужно провести митинг на нашей площади. Я просмотрел журналы и ближайший праздник это 150 лет подавления боксерского восстания в Китае. Шеф заказал 5 бочек разливного пива. Подготовь речь, найдем еще идиотов, которые выступят, а я зарегистрирую митинг в мэрии. Пусть Николай пробежит по кабакам и злачным местам и пригласит всех, только со своими кружками пива. Тетка Нюра пусть нашлепает плакатов, приглашающих граждан, только со своего района. Ты все усек, Вася?
- Все ясно. Я пошел готовиться.

Митинг удался на славу. Милиция помогала раздавать пиво, согласно очереди и прописке. Я выступил со знаменательной речью, посвященной несчастным боксерам.
- Граждане России, 150 лет назад китайское правительство разгромило боксеров. Несчастные спортсмены прекратили существование в такой огромной стране. Представьте какой бы был ужас, если бы они еще задавили штангистов, борцов, футболистов, волейболистов и баскетболистов.
Тут из толпы стали орать.
- А нам пиво, почему нам пиво не дают?
- Пиво выдается, только жителям проживающим в этом районе, согласно прописке. - прокричал через мегафон Жорка-массажист.
- А мы хотим в ваш район. Пущай нас запишут тоже.
- Граждане России, - продолжал я. - Когда я буду депутатом, я обещаю, что боксеры нашей страны будут передовым отрядом по защите частной собственности и давить их мы не позволим.
Тут у одной бочки началась потасовка.
- Он принес ведро.
- Ну и что. У меня бабушка - подагрик, дедушка - сифилитик и трое детей - безработных.
- Твоя бабушка давно умерла.
- Ну и что, а подагра осталась.
- Пусть пьет.
- В морду ему. Не давай пива. Я вон третий раз стою и все с бутылочкой из под глазных капель, а он... - пищала какая-то старушка.
- Ишь ведьма старая, сержант не давай больше ей. Пусть отметку теперя в паспорте делают, что уже раз получили.
- Ребята я из другого района, умираю, дайте опохмелиться. Клянусь в день выборов 5 покойников выкопаю и все их голоса вашему депутату.
Тут уж не я ни Жорка остановить массы не могли и дело попыталась спасти Валька-экономист. Она сунула под микрофон магнитофон. Звуки металла ошеломили толпу, но только на первое мгновение. Потом толпа с других районов стала давить нашу толпу. Тогда Жорка побежал к бочкам. Взревели машины.
- Граждане. - заорал я в толпу. - Сейчас мы организуем марш протеста против подавления спорта. Пиво будем давать всем, даже не нашего района. Пусть устанавливаются в очередь и идут за бочками. Жорка давай первую машину.
Бочки медленно поехали и тысячные толпы под охраной милиции тронулись в поход.

Митинг и прохождение марша кончилось, когда кончилось пиво. Газеты на следующий день дружно полоскали меня в грязи и за это я приобрел сотни поклонников, ибо уяснил, чем больше тебя ругают, тем больше твоих сторонников.

В день выборов на избирательные участки пришли контролировать правильность выборов десятки наблюдателей. Здесь были мои сторонники, от коммунистов и других кандидатов. Пришел и я. Жорка принес бочонок пива и вина.
Голосование кончилось и прежде чем все листки высыпать на стол, мы и конкуренты, и друзья и обслуживающие девушки выпили Жоркино угощение.
- Ой сколько их тут, - запищала девица, увидев такое количество бюллетеней. - Да здесь, в каждой бумажке все напечатано в двойне.
- Значит два голоса за, - сказал Жорка. - Вот Криволапченко, раз и два. Пишите счетчики.
Наблюдатель от коммунистов запротестовал.
- Нет не так. Раз двоиться. Разделим голоса по полам.
- Чего вы спорите? - сказал я. - Всеравно вы ни черта сейчас не разберете, кто за, кто против. Лучше делите бюллетени. Мятые и грязные, даже не глядя мои. Чистенькие - коммунистов.
- Это правильно, - икнул представитель коммунистов.
Мятых и грязных набралось больше чем других. Счетчики отсчитали количество, все запечатали и отправили на городскую комиссию.

Я победил, хотя и с небольшим перевесом, но пришлось поволноваться. Моя жена Маша, с изумлением приняла эту новость.
- Как, такому идиоту как ты, удалось околпачить такую массу людей. Но что бы не произошло, все к лучшему. Видно действительно наш парламент, состоит из таких придурков, как ты. Разве теперь мы будем жить лучше?
- Мы - да.
- О, господи.
Умница дочка, сразу сочинила стихи.
- Наш папулечка подрался и в парламенте остался.

Прощальный вечер мы закатили в каком-то ресторане. Здесь были все: команда, Жора-массажист и Валька-Экономист. Тетка Нюра закосела и стала приставать к Жорке, пытаясь доказать, что она еще женщина. Николай тискал Валькины ноги под столом, а Доходяга пытался мне доказать, что он человек и даже имеет незаконченное техническое образование.
- Вася, возьми меня в Москву. Я там тебе пригожусь. Я законы тебе буду разрабатывать. Один уже придумал. Закон о психологическом обследовании торговых работников. Смысл, перед каждым открытием магазина, торгаши проверяются на мытье рук, анализ мочи и кала, допинга и проходят тест, на умение разговаривать с покупателем. Кроме того в законе будет предусмотрена норма, сколько они должны украсть и что за это будет. Ну как?
- Причем здесь анализ мочи и кала?
- Чтобы знать сколько у них белков и сахара убавилось или прибавилось за день.
- Великолепно. Но лучше я тебя оставлю здесь. Будешь моим доверенным лицом, а в свободное время разрабатывать законы и высылать их ко мне.
Маша, которая сидела со мной рядом, сказала.
- Не пора ли нам домой, милый.
При этом она ущипнула меня за рукав. Потом зашипела на ухо.
- Как можешь ты якшаться с этими пьяницами? Не забывай, уже два часа тридцать минут, как ты депутат.



* ЧАСТЬ 2 ДЕПУТАТ *

Меня поселили в номере гостиница "Россия". Только я успел распаковать чемодан, как раздался стук в дверь. Передо мной стоял мужчина в приличной тройке с мешком в руках.
- Я ваш сосед по номеру, депутат из... Приморья. Редиски не купите?
- Чего?
- Редиски не купите, у меня еще лучок есть. Отлично воняет. Я три мешка пер в Москву, говорят здесь жрать нечего.
- Вы правда депутат?
- А как же. Вот мой мандат.
Мужчина бросил мешок на пол и выволок грязными, вонючими руками засаленную бумажку из внутреннего кармана пиджака.
- Каждому показываю. - любовно расправил бумажку он.
- Не надо лука, не надо редиски.
Он не обиделся. Спрятал бумажку, взял мешок и пошел стучать в следующие двери.
Только я захлопнул двери, опять стук.
- Уважаемый, тебе куртку не надо?
Другой взлохмаченный депутат, держал три куртки в руках. Я отправил его подальше. Потом появился третий, который торговал презервативами. Потом четвертый, пятый... Я запер двери, заткнул уши ватой, выковоренной из рам окна и лег спать.

От Сергей Сергеевича пришла весточка, что он нашел мне нового консультанта и советчика из бывшей партийной номенклатуры, выгнанного за провал предвыборной компании.
Ко мне позвонил из вестибюля гостиницы мужской голос и попросил спустится вниз.
- Михаил Михайлович. - отрекомендовался тот - Я от Сергей Сергеевича.
Я оформил ему проход к себе в номер и мы, наконец, остались вдвоем.
- Сергей Сергеевич, говорил, что вы завалили предвыборную компанию?
- Ерунда все. Я всем обещал все и естественно перегнул. Меня инструктировали в обкоме партии, что я ни чем не должен отличаться от остальных кандидатов, только к обещаниям добавлять что-нибудь о коммунизме. Ну, я и нес черт знает что. Например, что коммунизм не за горами, что завтра будет коммунистическое изобилие, а пока сейчас коммунистический недостаток, что коммунизм это светлое будущее, а сейчас темное будущее и так далее.
- Да. Я согласен. Неправильно инструктировали.
- Я вам должен помогать в вашей парламентской деятельности. Я буду проводить анализы и делать прогнозы на будущее.
- Анализов не надо, я здоров. Ну, и какие сейчас прогнозы? Что делать-то?
- А хрен его знает. Пока я займусь подноготной депутатов их политическими взглядами, а там по ходу выясним. Кстати, так как в парламенте почти все или бывшие коммунисты, или скрытые или настоящие, как по вашему отделить от них демократов?
- Очень просто. Мой оппонент, по выборам, секретарь райкома, говорил, что коммунисты битый народ, а все демократы, это обиженные нашей системой. Один выгнан из милиции, один из армии, другой из учреждения. Таким образом, одни богом битые, а другие обиженные богом.
- Пожалуй, я это запишу и завтра вам списочек, кто и где.
Мы расстались друзьями.

Идя в Кремль на первое заседание, я был расстроен обилием народа и плакатов вдоль нашего пути. Здесь были жалостливые: "Помогите пожалуйста! Моя собачка помочилась на колесо машины директора. Меня уволили с работы." или "У меня искривление коленки, из-за этого не могу рожать. Помогите выехать за границу для лечения." Были плакаты и туалетные, но политические: "Коммунисты вы не говно, говно - другие." или "Демократы, пусть воняют коммунисты. Свою вонь держи в себе."
Прийдя в Кремлевский дворец съездов, я увидел, что депутаты разделилось. Одни помчались в буфет, а другие пошли занимать хорошие места в зале. Я пошел в буфет. За прилавком давали селедку по сниженным, по сравнению со всей страной, ценами без талонов. Очередь была в человек 40. Депутат из Поволжья, толкался с депутатом из Закавказья из-за того, кто первый подошел и уже дошли до ядреного русского мата. Другая очередь, стояла за искусственной черной икрой и томатной пастой. В буфете были длинные макароны и такие же депутатские сосиски. Я в течении часа их сжевал.

Все депутаты записывались на выступления. Я также записался 428. Но оказалось, что везде такая путаница и мне объявили, что вы ступаю 14. Я очень перепугался, но прослушав речь первых трех ораторов, успокоился. Это были обыкновенные стоны о плохой жизни и как их, якобы, надо исправлять. И вот наступила моя очередь.
- Граждане, товарищи, господа!
Я буду выступать о нуждах нашего народа. Судьба каждого человека связана с его нуждой. Но где спрашивается человек справляет нужду? Ясно где, в туалете. Все здесь с трибуны обещают сделать кой-какие необходимые для своих избирателей вещи, а я уже кое-что сделал. В нашем городе не работали все 97 туалетов. Благодаря мне 96 туалетов уже работает (долгие продолжительные аплодисменты). Так как 97 туалет, я покидал последним и из-за этого не могли его отремонтировать, я с высокой трибуны, обещаю отремонтировать его за свои деньги (бурные продолжительные аплодисменты). Необходимы туалетные реформы. Нужно все туалеты перевести на самофинансирование, а что бы гражданам жуликам не повадно за рубль, входить в туалет и справлять нужду перебегая с одного толчка к другому, предлагаю, сделать толчок-автомат. Опустил рубль в щель, открывается стульчак и через 20 минут закрывается обратно. Хочешь еще, плати еще рубль. После проведения реформы, наши туалеты будут самыми лучшими в мире (все встают, бурные аплодисменты). Догоним и перегоним своими реформами Америку (все поют интернационал).

Мое выступление сделало переполох среди депутатов. Часть демократов испугавшись реформ, перебежала к коммунистам, а часть коммунистов к демократам. Начались рабочие будни. Как там делегаты выпендриваются и мусолят регламент меня не интересовало. Я сидел в курилке или буфете и собирал свою группировку, схожих по мысли мужиков. Так как депутаты называли свои группировки обычно фруктами, например: "апельсин", "яблоко", "груша", "мандарин" и т.д., я решил назвать и зарегистрировать группу, как овощь, - "свекла". Но вот начались дебаты по зарплате депутатам. Мы "свекла" активно стали участвовать в этой работе.
Мы заняли все микрофоны и стали давить на депутатов.
- Мы мыслители, законодатели, работники умственного труда. - вещал я - Нам мало давать 21 минимальный оклад, нам надо, чтоб не растрясти наши мысли, гос автомобили, чтоб думать - госдачи и квартиры (бурные аплодисменты).
Другой из группы "свекла", орал в микрофон.
- 21 это очко, мы не в карты играем, поэтому нужно для округления 30 минимальных окладов. Моя жена уже взяла шубу в кредит на сумму 10 минимальных окладов, а еще надо жить месяц.
Таким образом, выступили все и моя потрясенная жена сказала, увидев чемодан денег, зарплаты за месяц.
- Да на это нам и мою маму можно взять из дома престарелых и приставить к ней сиделку.
- Только не это. Построй ей дачу с теплой уборной, пусть живет там. Когда умрет , дача наша будет.
А умница дочка сочинила стихи.
- Папа там поговорил и денег гору получил.

Начались выборы председателя президиума Верховного Совета. Демократы сложились и купили воблу. За каждую воблину - голос за Ельцина. Коммунисты тут же достали бутылочного пива. Кто против - получай пиво. Группа "свекла" одновременно голосовала и за, и против, но когда на третий раз коммунисты не успели подвезти пиво, мы дружно проголосовали за Ельцина и он прошел.

Началась новая эпопея по земле. Быть частной собственности или нет. Выступали все, я тоже. Вот моя речь.
- Граждане, товарищи, господа!
Мои избиратели нас не поймут, - прокричал я конец фразы с надрывом, сделал паузу и встал в позу Геракла. - Если мы отдадим землю в частную собственность. Возьмем колхозы и совхозы. Да там работает и то из-под палки, каждый десятый. Остальные бездельники, тунеядцы и руководители. Представьте, дадим каждому землю. Да это же вся земля пустовать будет, никто ни черта делать не будет. Если и есть работяга, так он только будет работать на себя. Позор. Пусть та дурная система, которая есть, и существует дальше. А горожане? Да только дайте им землю, это же полный экономический крах. Кто тогда будет в магазинах покупать гнилую картошку, свеклу, морковку и капусту? Только убогие.
Чтобы успокоить народ надо выделить каждому, без права передачи и купли-продажи посторонним, 6,04 сотки земли. 6 соток, чтобы успокоить хозяина и 0.04 сотки, чтоб его успокоить на вечно. И пусть народ контролирует, что сосед с землей делает. Докладывал куда надо, если делает не то, что надо. А надо, чтоб выращивал малую норму, не подрывая основы народного хозяйства. Чтоб хозяин чихнул и 20 участков ему здоровья посоветовали.
Наш народ нас не поймет, - продолжал я с пафосом и встал в позу мыслителя на камне, - если мы не оставим все как было. Все для народа, все для победы. Спасибо, за мое выступление.(Бурные аплодисменты. Все встают. Трое депутатов плачет.)

Это было самое аргументированное выступление и меня избрали в комитет по земельной реформе. Там набрались такие же мужики как я и так как мы не знали что делать, то для начала сообразили на застолье.
- Давайте для начала, ознакомимся, как там за границей землю обрабатывают. Лопатой, аль мотыгой. - начал серьезный разговор депутат из тундры, выливая в себя полбутылки "Кубанской".
- Правильно. В Париж надо съездить, в Нью-Йорк, Лондон, на Кипр и в Майями-Бич. - поддержал его другой депутат.
- Причем здесь Бич? - заволновался третий. - Мы христиане и к иноверцам не хотим.
- Я не знаю какие еще города есть, мы географию в школе совсем не учили, но по телеку все Майями-Бич, да Майями-Бич и кругом пляжи, девочки-во. А попки, а попки... О...
- Нас 21 человек, едем все за границу, за опытом. - подытожил я и заел стакан огурцом.
Мы разрезали карту мира на равные кусочки, Всего 20 кусков и одна Антарктида. Потом скатали кусочки карты в рулончики и бросили их на стол в кремлевском туалете. Когда свет в туалете выключили, каждый член комиссии заходил в темную комнату и тащил рулончик. У депутата из Хакассии чуть не случился инфаркт, когда депутат из Закавказья громко в темноте пукнул.
Мне достались Коралловые острова и большая часть Тихого океана. Очень рыдал депутат из тундры, ему попалась Сахара и центральная Африка. Зато депутат из Алтая был очень доволен. Ему досталась Антарктида и он все добивал нас, что подъемные ему должны дать больше Северных.
Перед отъездом за границу, наша группа "свекла" провела на съезде акцию протеста. Дело в том, что голуби перед музеем В.И.Ленина накакали, на только что купленный за 10000 долларов в подвале у старьевщика, костюм депутату подсчитывающему на съезде голоса вместо электронной машины. Депутат пришел на заседании расстроенный и 2 часа рыдал в жилетку Хасбулатову. Мы выступили с инициативой, уничтожить всех голубей у партийных строений, дабы нормальный народ не обсерался птицей с партийной подоплекой или уклоном. Возник страшный скандал. Коммунисты кричали, что голубь птица мира и где хочет, там и срет. Демократы орали, что где находятся коммунисты, там избыток помета. Дело отложили, но создали комиссию и просили ее совместно с санэпидемстанцией проверить вредность различных пород птиц у партийных объектов.

Мы стали готовиться в командировку и для особенно тупых распространили памятку, какой нужно опыт воспринять. Пункты гласили:
- Выяснить, как сеят?
- Выяснить, как собирают?

Со мной поехала жена, дочка и переводчик из калмыцких евреев.
Умница дочка сразу сочинила стишок.
Мы узнаем как пшеницу, дяди сеют за границей.

На Коралловых островах, мне устроили пышную встречу. Местные островитяне сразу стали проситься войти в состав России, так как они слышали, что вся Россия состоит из коммуналок, а они давно живут в такой системе. Я выступил перед ними с речью, где высказал мысль, что когда-нибудь Россия и Коралловые острова подпишут пакт о ненападении, о взаимных поставках пляжного песка и тесном сотрудничестве в области ядерной физики.
Мы с местными хорошо поняли друг друга. Они подарили жене трусики из листьев перуанской пальмы (по листу спереди и сзади), дочке - бусы из зубов недоеденных ирландцев, а мне - сетку для ловли крокодилов. В ответ, я их научил как ловить мух. Плюнешь на лист манго. Муха прыг на него, а ты другим листом давишь.

Через месяц мы расстались с островитянами и я полный идей приехал домой.
В комиссии мы не узнали друг друга (до того отъелись, приоделись, загорели) и сразу же приступили к делу. Все говорили кратко, отвечая по двум пунктам.
Я сразу сказал: Все семена рассеивает ветер. Все растет само. Собирают руками и пожирают на месте. Вывод. Необходимо поставить на наших полях вентиляторы и раздуть на них все семена. Когда вырастит урожай, подогнать передвижные пекарни, мини- консервные заводы и все.
Депутаты на перебой предлагали увиденное.
Депутат побывавший в Африке, предлагал рассеивать семена из лукошка, а сзади посылать пионеров, чтоб они затаптывали их, как это делают племена массаи, спасая урожай от бабуинов.
Депутат побывавший в горных районах Памира, рекомендовал ежедневный полив, делая из камней канавки.
Каждый предлагал свое. И только все испортил депутат, который побывал в Канаде, он заявил, что видел трактор. Это всех ошеломило и я предложил на первое время прекратить дискуссию и рассмотреть все предложения через несколько лет, когда сельское хозяйство развалиться окончательно.

К нам приехала иностранная делегация из княжества Лихтенштейн для обмена опытом.
- У вас есть земельный кодастр? - сразу же задал мне вопрос председатель делегации.
Я просто не знал, что это такое и повернулся к своим коллегам.
- Что такое, кодастр?
- Это ругательство. - сказал шепотом депутат из Коми.
- Видимо какой-то ихний военный термин, - загорелся бывший майор, - наверняка они что-то замышляют.
- Нет, это на подобии слова "укрепление". - вымолвил другой.
- Это в переводе "кто даст?" - сказал самый умный из нас, который был раньше формирователем составов с углем.
- Да, да. Есть, - на всякий случай сказал я делегации.
- А можно его посмотреть?
- Естественно.
- А когда?
- Да сегодня в ресторане.
- О, да, да. - обрадовались иностранцы и пошли к другой комиссии "по борьбе с пьянством и наркомании среди малолетних детей дошкольного возраста".
- Беги к Хасбулатову, - сказал я самому умному депутату - проси чтоб выписал денег на выпивон и девочек для угощения делегации.
Через 15 минут тот прибежал ко мне.
- Хасбулатов записку в бухгалтерию дал, а бухгалтер спрашивает: во-первых, по безналичному или за наличные и во-вторых, в валюте какого государства или может быть по чеку.
- Скажи бухгалтеру, что он идиот. Конечно нужны наличные и в рублях.

После третей рюмки, настырный руководитель делегации вернулся к вопросу о кадастре.
- Это мы сейчас. Эй, где она?
Депутаты подвели к столу женщину с лицом, закрытым платком.
- Вот она, - с гордостью представил я ее гостям. - Знакомьтесь, Юлия Саломоновна Кодастр, наша фермерша.
Я сорвал с нее платок. При взгляде на нее у членов делегации вылезли глаза на лоб, а один из членов делегации подавился черной икрой и долго метал ее по столу в тарелки гостей. Была мертвая тишина. После небольшой паузы, я опять накрыл женщину и попросил ее увести. Выпивон прошел отлично и делегация уехала домой довольная нашим гостеприимством.

На съезде происходили обычные дела. Часть депутатов вообще не ходила на съезд и за бутылку "Столичной" часть друзей давила за них на кнопки. Часть сидела в курилке или в буфете, только твердолобые сидели в зале и делали вид, что занимаются серьезным делом. Фракция "свекла" решила оживить депутатскую деятельность и настояв на закрытом заседании, потребовала дополнить электронную систему голосования электронными играми. Были предложены "морской бой", "очко", "покер с раздеванием" и многие другие игры. Мы указали: во-первых, это не политические игры, во-вторых, укрепляет психику и здоровье, а в-третьих зачем нам нужны новые законы, когда старые не так уж плохи. Как возмутились левые, а заместитель третьего заместителя председателя верховного Совета из их фракции, сказал что мы правые, не хотим двигать реформы. Тогда я сказал, что он сам не понимает, что такое реформы, так как по Энциклопедии Дарвина реформы - это революционные формы, а это значит, если у него сегодня жена с нормальными формами, то завтра должна быть как пивная бочка. Тогда зам сказал, что такие реформы ему не нужны и дал мне в морду.
Дальше была потасовка. Но все же вести игры в электронную систему согласились и правые, и левые.
Заместитель третьего заместителя председателя президиума Верховного Совета решил мне отомстить и предложил отправить комиссию по земельной реформе в командировку по родной стране. Я сразу же согласился и выписал командировку в Пятигорск. Члены комиссии разъехались по крупным городам.

В Пятигорске меня встретили с почтением и после традиционной кружки с минеральной водой повели в городской институт космического земледелия, где мне представили различные направления науки.
- Одним из ведущих отделов, является отдел космической пахоты. Здесь разрабатываются способы обработки грунта на Марсе. Этот отдел самый перспективный и наукоемкий. Здесь только за пол года выращено 1684 доктора сельскохозяйственных наук и 5649 кандидатов. А вот отдел улучшения структуры земли. Здесь разработаны гигантские проекты: как повернуть вспять воду по каналам с Северного полюса на Южный или как перенести через космическое пространство чернозем Украины в Марсианский кратер "Слава КПСС".
Я поблагодарил директора, за столь обширную и познавательную лекцию и со своей стороны, со знанием дела поделился своим опытом с навозом, за что руководитель института пообещал выбить мне через ВАК, без защиты, ученую степень доктора наук.

После трудового дня мне представили программу отдыха. В одном из ресторанов, где подали экзотическую пищу для гурманов, омаров из центральной Африки и креветок из Антарктиды, ко мне подвалил гражданин в потертой тройке. Он представился как сын первого секретаря Зулузкого обкома партии и передал мне привет от Семен Семеновича. Он сказал.
- Пришло время отдавать долги. Нужно помочь в создании общероссийского акционерного общества ЖЖЖ. И хорошо бы, чтобы президентом общества был депутат, так как если компания обанкротится, то депутата не посадят, даже если все граждане России вылетят в трубу, отдавая свои последние деньги в его компанию.
- Но у меня нет капитала, ни чего.
- Не волнуйтесь. Все будет в порядке. Уже контора в Москве создана. За идиотскую рекламу по телевидению в течении трех лет, уплачено. Но для начала надо сделать аферу. Ранее по договоренности с ГДР, туда отправили на случай войны тушенку, сгущенное молоко и желудевое кофе "Юность" и "Волна". Так как ГДР уже нет, а консервы пролежали на складе 35 лет и некоторые террористы используют их уже вместо гранат, так как от удара они взрываются, то Семен Семенович решил их продать через акционерное общество ЖЖЖ в Россию. Наш несчастный народ слопает по дешевке все, даже атомную бомбу.
- И кофе тоже?
- С кофе труднее. Немцы запросили за него в три дорого. Дело в том, что они используют его на полях вместо ДДТ. После напыления этим кофе все крысы, жучки и мотыльки сразу дохнут.
- Что же мне сейчас делать?
- Подписать бумаги, вы уже президент.

В Москве творилось черт знает что. Горбачев забаррикадировался от своих бывших друзей на даче в Форосе. А его бывшие друзья организовали комитет для управления государством и чтобы успокоить своих граждан пригласило в Москву танки и бронетранспортеры. Депутаты возмутились, что их игнорируют и не спрашивают совета, когда душить свой народ и дружно встали на борьбу с ГКЧП(так именовали себя новые правители).
Я выступил в Верховном Совете.
- Уважаемые депутаты. Фракция "свекла" возмущена двуличным поведением правительства ГКЧП. Вместо того, чтобы крутить по телеку "Лебединое озеро", крутили лучше рекламу акционерного общества ЖЖЖ. Я предлагаю, пригласить для подавления путчистов казаков, в крайнем случае, курдов, я читал в газете "Пионерская правда" о таких, или японских самураев... Сейчас сюда завезут тушенку, которую я закупил для голодного народа, но чтобы оказать сопротивление зарвавшимся ГКЧПистам, я жертвую бесплатно ее вам. Только будьте с ней осторожны, она взрывается от удара.(Возгласы: давай ее быстрей, пусть преданная нам молодежь ляжет под танки).
В этот день подорвались на тушенке 1001 танк и бронетранспортер и после несчастного инцидента с ребятами, армия поспешно ушла в казармы. Горбачев с трудом разобрал баррикады на Форосе и приехал в Москву, а наш президент, временно, до исправления поведения, ликвидировал коммунистическую партию. Бывшие коммунисты и демократы целовались, плакали и радовались как дети.
Но больше всех в городах и областях страны радовались городские власти и мошенники. Они тут же захватили партийные здания, помещения и имущество и имея такой колоссальный избыток площади, стали сдавать их в аренду на 10000 лет за грош.

Я тут же раздал гроши и во всех городах появились филиалы ЖЖЖ.

Вместе с парламентской делегацией, как представитель земельного законотворчества, я выехал в Бразилию на конгресс народов по исправлению плоскостопия в международном масштабе. Меня взяли оказывается потому, что кто-то из правительства решил, что плоской стопой ходят по земле, поэтому нужны представители из земельной комиссии. К сожалению, кроме нас и государств зарождающегося СНГ там никого не было, но это не охладило наш пыл и мы все, полтора месяца, дружно ходили на получасовые заседания.
Я также внес там не мало ценных предложений. В частности было предложено в городах вместо асфальта мостить дороги булыжником или волнообразным асфальтом. Я сослался на дорожные покрытия в моем городе, где меня выбирали депутатом. Там практически отсутствует плоскостопие, так как дороги в таком состоянии, что на них всегда приходиться балансировать и как результат, если нога не сломана, то плоскостопия практически нет.

Я приехал в Москву и узнал удивительные новости. Пока я был в командировке, депутаты поссорились с президентом из-за помещения. Дело в том, что каждый депутат требовал по кабинету, секретарской и личным туалетом с ванной, так как последнее время без этих атрибутов никакие мысли в голову не лезли. В Белом доме уже помещений не хватало, то Верховный Совет стал требовать дополнительных зданий, претендуя на здания по Садовому кольцу, здания на Старой площади и кафе "Петрушка", "Молочная диета" и "Паскаль".
Фракция "Свекла" поддержала требования президиума и решила дополнить список претензий. Мы потребовали еще и Кремль с ресторанами и барами на Большой Неглинной.
Мы знали, что президент нас не поймет и обратились к несчастному народу за поддержкой. Президент предложил народу референдум. Депутатам было неудобно ставить вопросы перед народом в лоб: мы или президент и в течении 48 часов мы искали что бы предложить и решили, что чем глупее будут формулировки к референдуму, тем больше шансов получить Садовое кольцо.
Фракция "Свекла" сразу же согласилась на референдум и предложила четыре пункта, которые тут же были приняты депутатами, с формулировкой:
"Согласны ли вы на предложенный президентом отказ бедным депутатам на нормальное существование?"
1. Не согласны.
2. Согласны на одну восьмую, но не согласны с остальным.
3. Не согласны с согласием не согласного
4. Согласны, но не совсем.
На последнем настаивал депутат из засушливых степей причерноземья, считая, что нам не обязательно рестораны на Неглинной, можно обойтись и Арбатом. Тем более, он живет рядом.

Несчастный народ нас не понял и все, кроме бывших коммунистов и убогих, проголосовал: да, да, нет, да.
- Слава богу, - сказал наш председательствующий, - что наш мудрый народ понял все как надо и не смог расшифровывая последний пункт референдума. Поэтому президиум постановляет: "Предложение фракции "Свеклы" о Кремле отклонить, будем претендовать на Садовое кольцо и Старую площадь".

В комиссии по земельной реформе мы не знали что делать, но честно высиживали положенные 20 минут и потом разбредались по своим делам. Глупые крестьяне и фермеры засыпали нас тысячами писем, но мы тупели от слов "пшеница" или "рож" и ни как не могли отличить одно от другого. Мне это все порядком надоело и я предложил комиссии, пусть земельными делами занимается крестьянская партия, там люди не умнее нас и стоят за старые прядки, кроме того их трясет от двух слов "частная собственность" и поэтому слава богу еще 100 лет реформ не будет. Если они нам что-нибудь и предложат, будем голосовать не задумываясь. Мое предложение встретили на ура, так как все знали, что крестьянская партия сформирована из бывших руководящих членов КПСС. Все облегченно вздохнули и ворох писем с сопроводительной запиской комиссии направили в крестьянскую партию.
Теперь нас вообще никто не тревожил.

Бизнес расцветал. Три буквы ЖЖЖ метались по экранам телевизоров. Какие нездоровые тети, дяди и калеки на экране после сдачи денег в ЖЖЖ, становились здоровыми, но полными кретинами. Жалостливый народ понес деньги в нашу копилку.
У меня от обилия денег лопались задние и передние карманы на брюках, а в домашнем туалете все стены были выложены из плиток шоколада "сникерс". Пришлось купить еще три машины "мерседес": моей жене, маленькой дочке и коту Ваське. Купили также три коттеджа, три квартиры, не считая двух конспиративных, три катера и 14 заграничных путевок.
Я уже начал вливать деньги в увеселительные мероприятия: конкурс "Русская красавица 2000 года", конкурс "Лучшая попка России года..." и телепрограмма "Согреем ноги".

Наш председатель Верховного Совета пожурил нас, что мы оторвались от народа и предложил к нему приблизиться. Депутаты тут же стали приближаться. Одни выбегали из Белого Дома до тротуаров с прохожими и возвращались обратно. Другие привязывались к красивым женщинам, стоящим вдоль тротуаров и после отдыха с ними, чувствовали себя в связи с народом.

Моя жена, одевая очередное модное платье все стонала.
- Ох, добром это не кончиться.
- Молчи. Шмотки они и есть шмотки, а у тебя полные шкафы этого добра.
Только моя умненькая дочка, как всегда сочинила стихи.
Папа в бизнес угодил, дочке "мерседес" купил.

Претензии депутатов к Садовому кольцу были все настойчивей и настойчивей. Это опять привело к кризису. Президент уперся. Мы собрали Верховный Совет, чтобы снять президента. Город отключил нам воду и свет, но это не сбило нас.
При свечах и вони исходившей от всех туалетов, ввиду отсутствия воды, мы пели песни: "Мы жертвою пали в борьбе роковой...", "Бродяга Байкал переехал...", "Интернационал...", "Дубинушку..." и весь каторжный репертуар. Некоторые депутаты читали патриотические стихи с завыванием, как-будто писали стихи сами. Потом депутаты плясали, опять пели, а в перерывах голосовали за предложенные активистами указы о снятии со своих постов всех, кто их не поддерживал. Та как информации о том как ведет себя народ не было, а радиостанцию из автоматики кухонного комбайна еще не сделали, то решили выпустить закон о том, что необходимо расстрелять всех, кто будет идти против депутатов.
Воды не было, но это ни кого не расстраивало. Депутат с тукового завода в буфете сделал самогонный аппарат и гнал из русской водки спирт и воду. Мы тут же постановили сделать 10 таких аппаратов, благо водки в Белом доме было около миллиона бутылок.

Наконец, нашлись подвижники, которые решили захватить мэрию, что бы там сходить в туалет, так как уже терпеть уже не могли и заодно приглядеть первые комнаты для жилья.
Внизу при выходе стояли ящики с оружием и каждому входившему и выходившему насильно давали автомат и 15 рожков патронов. По желанию можно было взять гранатометы, базуки и пушки , которые выстроились вдоль стены.
Президент предложил депутатам, которые уйдут из здания Верховного Совета в его команду, должность и зарплату. Я дозвонился до Семен Семеновича.
- Что делать?
- Разве ты еще там? Беги быстрей. Неужели ты не понял, это конец.
Он бросил трубку.
Депутаты дружно кляли президента и обещали не изменять принципам демократии. Однако, их ряды стали редеть. Остались только твердолобые. Фракция "Свекла" первой прибежала к президенту получать новые должности.
Мне как бывшему члену земельной комиссии предложили быть консультантом по земельной реформе.

Верховный Совет разогнали. Мое депутатство кончилось.
- Слава богу, - сказала жена, - что все благополучно кончилось.
- А еще ничего и не начиналось. Мы же там ни хрена не делали.
Умница дочка сразу сочинила стихи.
Папа вышел из совета, консультантом стал за это.



* ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ *


Как приятно встретить старых друзей. Вся фракция "Свекла" болталась в правительственных помещениях, получала депутатскую зарплату. Мы собрались в кабинете 16 заместителя премьер- министра и решали, что делать дальше.
- Нужно начинать новую предвыборную борьбу,- предложил бывший депутат из Кахасии.
Мы на него посмотрели как на идиота. Мне пришлось взять инициативу на себя.
- Коллеги, граждане и бывшие депутаты, нас мало и мы, к сожалению, не сможем как прежде лихо войти в парламент, но есть вариант, когда можно в него попасть на дурочка, даже не участвуя в выборах.
Гул восторга прокатился по кабинету.
- Помоги, родной,- рыдал бывший железнодорожник, а потом заместитель председателя комиссии по сельскому хозяйству,- век помнить буду. С самыми лучшими девочками барделей познакомлю. Всю Москву обошел, всех знаю.
- Не тяни,- трясся от нетерпения почетный с времен Японской войны 1905года ветеран, выбранный депутатом от ветеранского комитета, молодежного города Тайшет.- Не переживу эти выборы.
- Хорошо. Слушайте. Сейчас будет новая конститутция, по которой в нижнюю палату половина депутатов выберается на местах, а другую, наш любимый народ, выбирает по партийному списку . Итак, нам надо попасть а партийный список.
- Нам что, организовать партию?- заволновались присутствующие.
- Зачем. Нам надо найти надежную партию, которую выберут.
Все оживились и предложения посыпались со всех сторон.
- К девушкам России,- сразу предложил бывший железнодорожник,- Среди них в России есть обалденные девочки.
- Туда берут только женщин c неудачной любовью и импотентов, а ты, козел, еще до этого не дошел,- крикнул кто-то.
- Кто козел? Я? Уже раз в морду я закатил на заседании Совета председателю комиссии по этике и правопорядку. Меня после этого даже 127 раз по телевизору показывали. Так я тебе сейчас тоже врежу, только уже без права показа.
- Тише, тише,- потребовал я.- Давайте посерьезней.
- Нет. Лучше в Национал Социалистическую партию России,- предложил самый молодой из нас с кубиками усов под носом.
И тут началось. Каждый вспоминал партию, которые только существуют в России. Я вел списки и вскоре оказалось что всего у нас 1359 партий. Одних коммунистических- 300, народных- 500, а демократических, трудовых, национальных,- не перечесть.
- Стоп!- сказал я.- Есть предложение создать комиссию, ознакомиться с программой всех партий и вероятностью их выбора.
Меня выдвинули председателем комиссии.

16-й заместитель премьер-министра вызвал меня для серьезного разговора.
- Послушай, Василий, дело такое. У меня большое поле деятельности, охватывающее сельское, рыбное и лесное хозяйство. Я даю распоряжения и рекомендации сразу трем министерствам и естественно не справляюсь. Поступило в Совет министров предложение помимо министерств сделать еще трех заместителей премьер-министру.
- Не понял, почему трех? Если ты одно возьмешь, останется два.
- Правильно заметил. В сельском хозяйстве делают два направления: фермерское и коллективное. Поэтому будет 24-ый зам по фермерскому хозяйству и 25-ый по коллективному. Я хочу тебе предложить быть 25-ым замом. Там более спокойно, все налажено, развалено и ни хрена не делается.
- Согласен.
- Тогда завтра обговорю с кем надо и вперед. С тебя какой-нибудь маленький презент.
- Вольво подойдет?
- Естественно, он ведь меньше мерседеса.

С председателем левой народной партии "Вся жизнь в Советах" я договорился встретился в сарае, где он с соратниками перековывал орала на мечи. Перед сараем были набросаны бороны и плуги. Несколько рабочих отвинчивали мелкие детали или курочили оборудование кувалдой. Председатель, грязный от копоти мужик в засаленном переднике выскочил к воротам.
- Здравствуйте, товарищ,- бодро произнес я, протягивая руку.
- Здорово, коли не шутишь.
Председатель отбросил кувалду, протер о грязный передник свою вонючую руку.
- Много о вас наслышан, товарищ Криволапченко. Вы кажется специализировались в сельском хозяйстве?
- Да. Даже сейчас назначен 25-ым заместителем премьер-министра по коллективному хозяйству.
- Это хорошо. Нам специалисты нужны. У вас какое социальное происхождение?
- Мой дед был социальным демократом с уклоном на коммунистическую альфакацию.
- Ага...Замечательно.
- Мне бы ознакомиться програмой вашей партии...
- Пожалуйста. Сейчас мы cобираем плуги с колхозных дворов и вот из них готовим оружие для борьбы с нашими врагами.
- Зачем же тогда вы идете в выборы? Не проще ли сделать переворот?
- Это мы уже делали раз двадцать, но мы еще ни разу не пробовали нормально взять власть. Вот попробуем последний раз, не получиться- опять будет переворот. В любом случае, как придем к власти, так сразу всех, кто говорил о нас что-нибудь плохое начнем уничтожать и рубить головы.
- И много таких?
- Много. Мы уже составили списки, примерно пол России. Еще в странах СНГ, которые против объединения в СССР, примерна милионов 50. Так что работы хватит.
- Неужели мечами рубить будете?
- Наш золотой народ, что стадо баранов и автоматов не надо. Скажем ему согнуться и оголить шеи. Так оголят же. С времен царя Грозного уничтожали, все так привыкли, что последний раз мы 70 милионов вырезали и хоть бы что. Все равно людишки плодятся и плодятся еще много их. Не хотите нам помочь, надо мечи смазать, упаковать в ящики и отправить по адресам.
- Сейчас у меня проблемы с моей компанией. Меньше денег стал вкладывать родной народ, поэтому я в следующий раз.
- Приезжайте, всегда будем рады.
Председатель взял в руку кувалду и заорал в глубь сарая.
- Васька, качай сильней мехи, я в помощь иду.

С председателем партии "объединенные демократы в народной борьбе за думскую тусовку" мы встретились в его офисе на 24 этаже в кабинете спортивного общества "Русские бегут", который он арендовал.
- Я слыхал, что вы готовы вступить в наши ряды. Предпренимателям всегда почет и уважение.
Пухленький человек протянул мне свою коротенькую ручку.
- Да вот, хотел ознакомиться с вашей программой.
- Ну, у нас самая современная программа. Мы дадим нашему народу то, что не могли дать коммунисты. У нас будет свободное предпринимательство, мы откром для людей те прелести частной собственности о которых люди не мечтали. У нас будут свои российские мафиози, коррупция, проститутки, рекетеры, сутенеры, киллеры и игорные дома. Я перечислю вам пункты нашей программы. Во-первых, полная свобода всего и всем, народу, собакам, кошкам и журналистам. Во-вторых, частная собственность везде и всегда от нижней рубашки до нечерноземных земель и лесов. В-третьих, изменение конституции в пользу предринимателей, с мерой их налогового обложения, что бы еще дышали. В четвертых, сокращение...
- Постойте, постойте. Сколько у вас всего пунктов?
- Да их немного. Всего 148.
- С вашего разрешения, я их запишу.
- Пожалуйста...
- Ответьте только на один вопрос. Когда вы придете к власти, что будет с левыми?
- Все будет по закону. Будут нарушать конституцию или готовиться к перевороту, пожурим или посадим под домашний арест.
- И это все? Разве вас мало лупили?
- Нет конечно, не все. У нас есть меры и пострашней. Мы их будем задерживать и каждому преступнику мыть голову простым мылом, что бы у него завелась перхоть.
- Да плевать они хотели на ваше мытье.
Полненький мужчина ехидненько смотрит на меня.
- Когда мы всю страну завалим жратвой и товарами, для них будет трагедией отсутствие стирального порошка "Тайд" или шампуней компании "Проктер анд Гембел". Вся мысль о переворотах пропадет сразу.
Я переписал все 148 пунктов и поблагодарив председателя, ушел.

Следующая была партия центристкая. Что-то между коммунистами и демократами. Она называлась "Русский либеральный общаг".
- Зачем пришел?- сразу заорал на меня председатель партии.- Вступить захотел? Да у меня своих придурков уже несколько тысячь. Умных голов, кроме меня, раз два и обчелся. Хочешь вступать, давай взнос в виде 175 окладов.
- Дам, если понравиться программа партии.
- А ее у меня и нет. Сам ее не знаю. Понимаю, что надо захватить пол мира, плюс к этому полное экономическое просветление.
- А как же коммунизм и демократия?
- Демократов растреляем, а коммунистов на Колыму. Сами берем власть и всех под ружье.
Я поблагодарил председателя и пообещал ему взнос в его предвыборную программу в сумме 1000 окладов. Он обрадовался и внес меня в партийный депутатский список под порядкловым номером 545.

На собрании членов "свеклы" все мои выводы, анализы и заключения были зачитаны. Но особого энтузиазма в их глазах я не увидел.
- Что же это,- высказал депутат из Хакасии,- к правым пойдешь, а вдруг левые победят. Голову отрубят. К левым пойдешь, вдруг правые победят, тогда всем головы мылить будуть. А если власть центристы захватят, то что левым, что правым- хана.
- С центристами тоже страшно,- сказал бывший железнодорожник,- вон сколько раз наши цари разгоняли думу, когда власть к центристам приходила. Наш президент тоже не допустит, что бы всю Россию перестреляли и в Колыму сослали, а вдруг возьмет и разгонит думу, тогда всем депутатам даже депутатского пенсиона не оставит. На что жить -то будем?
Тут все загалдели и я понял никуда они не пойдут. Всем хочется быть депутатом, но от последнего выступления парламента против президента, остались следы страха.
Это было последнее собрание "свеклы".

Выборы прошли и я естественно на халяву не прошел. Зато мой пост 25-ого зама премьера давал мне шикарные возможности заниматься моим бизнесом. Иногда правда, я собирал комиссию, что бы составить справку президенту, правительству или думе.
Очередной вопрос стоял о посевной, бензине, технике, семенах.
- Зачем нам это?- удивлялся окончивший четыре класса бизнесмен, присланный думой.- Закупим хлеб в Канаде, Америке и ни каких проблем.
- Здесь указана какая-то твердая пшеница, - удивлялся над запросом академик, присланный как консультант из медицинской академии наук.- Разве мягкая тоже есть? Из нее что ли мягкие булки пекут? Зачем же столько твердой пшеницы нашей стране надо?
- Из твердой, пшеничную гоним,- авторитетно заявил зампред министра внутренней торговли.
- Кашу?- не унимался академик.
Все с уважением посмотрели на его голову.
Самый толковый из нас, председатель колхоза "Назад в будущее" взял все в свои руки.
- Значит так. Чтобы колхозы и совхозы жили им нужны дотации. Этого не понимают только идиоты. На наше счастье и в правительстве и в думе все стараются быть нормальными. Поэтому, мы обдираем государство как липку и деньги на всю посевную должны вытянуть из него. Один хрен, хорошего урожая не дадим, а свое возьмем сполна. Здесь товарищ прав, надо тоже брать зерно из Америки и еще неважно от куда, хоть из пустыни Сахара, но только как привесок. Поэтому сейчас выдадим дутые цифры на наши земли и для приличия запишем одну сотую на закупки.
- Непонял,- встревожился академик.
- Для... поясняю. Коллективные хозяйства запущены так, что практически на них большинство земель пустует и не обрабатывается. А мы деньги берем за обработку всех земель. Теперь ясно?
- Да,- неуверенно сказал академик.- А зачем привесок из Америки?
- Для правдивости. Всем же ясно, что мы столько зерна не дадим, поэтому Америку и приплетаем. На самом деле все будет наоборот. К концу года все закупим в Америке и в Канаде, а одну сотую дадут наши земли.
- Неужели у фермеров так же?- уже ужасается академик.
- Эти, сволочи, работают нормально и конечно дай им волю так всю страну накормят, но наши партийные товарищи как из комунистов, так и из демократов не дадут им развернуться. Уже сейчас создаются боевые отряды из местных жителей, рекетеров и налоговых инспекторов, обдирать и жечь их.
- Простите, а на какие деньги собираются отряды?- робко спросил бизнесмен.
- Как на какие? Любой банк даст кредит, они же знают, что мы сейчас подадим толковую записку, сдерем с государства денежку и отдадим им...
От этих умных речей у нас голова пошла кругом и мы попросили председателя колхоза составить текст и напичкать его как можно больше цифрами.

Записка была составлена и благосклонно принята комиссиями, правительством, думой и федеральным собранием. Колхозам и совхозам выделили деньги, которых большинство потом и не видели.

Со мной по телефону связался какой-то мужик и попросил, что бы я зашел в ресторан Арагви на важную встречу.

За столиком сидел мой старый знакомый мафиози Семен Семенович, который благословил меня на депутатскую деятельность.
- Васенька.
Он чуть не расцеловался со мной.
- Так давно не видел. Представляешь, приехал в Москву, как в родной город. Куда не гляну везде знакомые. Что ни министр или его зам, бывшие друзья обкомовские работники. Все лидеры партий и их заместители, друзья по райкомовской линии, а губернаторы- так смотреть приятно, бывшие сотрудники ЦК и чего это говорят, что партия развалилась. Да с такими ребятами, мы еще столько нахапаем, что от жиру беситься будем. Ха...ха...ха.
- А не смущает, что демократы там, комунисты...
- Нам-то один черт при какой власти хапать. Только в одном случае народу будет поменьше, а в другом избыток. Но я-то тебя пригласил для другой цели. Ты не хочешь стать депутатом?
- Но выборы-то уже прошли.
- Ну и что? Так хочешь или нет?
- Конечно хочу.
- Правильно парень. Но придется пожертвовать твоей фирмой, что бы туда попасть.
- Это как?
- У меня куплен институт исследования социальных прогнозов и погоды... Так вот специалисты сказали, что наш народ такой жалостливый, такой слезливый и безропотный, что если с тобой произойдет несчастье, тебя тут же изберут в депутаты, даже конкурентов не надо.
- Мне что сжечь свою фирму?
- Зачем. Ты раззорись... У тебя же есть подставное лицо, кот Васька. На его счет переведи все деньги и ответь вкладчикам, что денег нет.
- Побьют же.
- Будь умнее, свали все на правительство, что оно налогами задушило тебя.
- А где же нужен депутат?
- Это проще простого. Хлопнем одного депутата, место и освободиться. Давай выпьем за удачный исход дела.
Мы выпили и понеслась задушевная беседа не связанная с политикой.
- Помнишь Вальку-экономистку,- говорил Семен Семенович,- сейчас заправляет всеми барделями, где была валютной проституткой. Как растут люди. А Жорка, ах молодец, сделал себе паспорт на люксембурского еврея и теперь торгует свинными головами. Все Россию завалил.
- А вы мне прислали Михаил Михайловича в подмогу, помните. Теперь главный референт в правительстве. Пишет умные записки по развитию промышленности в России.
- Представляю, что он там несет.
- Еще то. С его ренкомендациями вся наша промышленность сдохла.
Мы еще наподдались. Потом признались в любви друг к другу и разъехались по домам.

Я сделал все как велел Семен Семенович. Тысячи обманутых вкладчиков стали устраивать демонстрации против правительства. Тут как раз убили одного депутата и на его место хлынули все..., кто хотел прорваться к кормушке. Тогда я обратился к обманутому мною народу.
- Мои уважаемые соотечественники! Правительство нанесло нам страшный удар, отняв у меня последние деньги, которые я должен выплатить вам. Моя жена от безденежья, отказалась есть бананы, дочка-умничка получила первую тройку, из-за того что не могу дать взятку учителю, пес отощал из-за отсутствия страусинного мяса и воротит морду от "Пеги-грипалс", а кот, несчастный кот, с голоду сбежал в лес и уже неделю боиться показываться дома, хотя знает стервец, что без него даже дачу продать нельзя, записанную на него...
Зарыдали женщины, мужчины тайком вытирали слезу.
- Что бы исправить положение, нужно мне попасть в парламент и тогда изменив все эти дурацкие законы, я верну вам деньги сполна и даже набавлю гривенник на каждый внесенный вами дополнительный рубль.
- Родной наш, все сделаем, что бы ты там побывал,- взывал народ.
Тут же инициативные старушки создали комитет по выдвижению меня в депутаты. Началась веселая предвыборная компания.

В зале набились представители всех партий. Начались дебаты.
- Поговорим о безработице,- предложил ведущий.- Начинайте вы,- предложил он претенденту от крайних левых.
- Мои любимые сограждане. С безработицей мы решаем вопрос весьма просто и разумно. Опыт у нас огромный. Что бы не было безработицы мы просто сократим количество людей. Создадим для некоторых прекласные условия в лагерях и когда они все вымрут, у нас даже будет нехватка рабочей силы. Поверьте это самый замечательный эксперемент человечества. У меня все.
- Вы сохранили 7 минут 38 секунд. Используете потом. Теперь вы,- он обратился к крайне правым.
- Я предлагаю вариант без сокращения населения. Нужно наш любимый народ довести до такого состояния нищеты, что бы он не вытерпел и бросился бежать за границу. Откроем границу, пусть нуждающиеся ее переходят и баланс сразу востановиться. Безработицы не будет и всем будет хорошо.
- Вы сохранили 8 минут 41 секунду. Теперь вы.
Он обратился ко мне.
- А чего мне предлагать, я был безработным и сейчас безработный.
- Вы были депутатом,- крикнул кто-то из опонентов.
- Был. С гордостью говорю, сколько благ сделал для России. Для нужд народа, сколько нужников восстановил. У вас сейчас нет затруднений с прямой кишкой?
- Нет,- растеряно тягнет опонент.
- А в результате чего? В результате того, что нет задержки в организме все выходит наружу. Вам даже сдерживаться не надо, пошел в любую минуту и сделал то, что надо.
- Неужели другим похвастаться не можете?- заментил еще один.
- Могу. Бы л главным советником по земельной реформе.
- Что-то ее не видно.
- И не будет видно. Во все виновато правительство. Мы ему 46 вариантов реформ предложили, а оно ничего не приняло. И сейчас оно мне пакостит. Ободрало налогами и я опять безработный.
Тут мои старушки хором заголосили.
- Вот наш защитник, вот наш кандидат. Не дадим в обиду хорошего человека.
Несколько старушек с зонтиками пошли лупить моих опонентов, пришлось ведущему срочно заменить телевизионную прогрограмму на рекламу о Канарских остравах.
Мои старички и старушки создали везде боевые отряды и под руководством инструкторов из национал-патриотических партий пошли крушить тех, кто был против меня.

Выборы прошли без труда. Я опять депутат.
Моя повзрослевшая умница дочка сразу приподнесла хорошую рифму.
Где бы папа не шатался.
В депутатах он остался.


далее: КОНЕЦ >>

Евгений Кукаркин. Депутат
   КОНЕЦ
   .
   3


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация